Портсмутская фирма 657-крю приобрела свою устрашающую репутацию в 1970-х и 80-х годах в английской околофутбольной сцене. Их деятельность была легендарной и задокументирована, возможно, как никакая другая фирма того времени. Наш гость — Эдди Криспин — был лицом на террасах более тридцати лет, представляя Помпеи дома и на выезде. Он внес вклад в многочисленные книги посвященные «657-крю», которые были написаны и опубликованы. Также был одним из соавторов «Top Boys» Касса Пеннанта и знаменитых «Северных обезьян» Уильяма Рутледжа. Эдди также дал интервью для телепрограммы «Самые большие города Британии» (передача посвящена андеграунду и уличной культуре Великобритании) и помог с созданием документального фильма «Casuals»(скоро на нашем сайте).

Portsmouth’s 657 crew на выезде против F.C. Halifax Town, 1979 год © Личный архив Эдди Криспина
Portsmouth’s 657 crew на выезде против F.C. Halifax Town, 1979 год © Личный архив Эдди Криспина

— Когда началась твоя жизнь в качестве поклонника Портсмута?
Первая игра, на которую я попал, была против Транмир Роверс

Tranmere Rovers профессиональный футбольный клуб из Прентона, пригорода города Беркенхед, близ Ливерпуля, графство Мерсисайд. Ближайшими соседями клуба являются именитые “Эвертон” и “Ливерпуль”. Сейчас выступает в Национальной лига Англии, 5-ый уровень в системе футбольных лиг Англии. Здесь и далее примечания редакции TSoOS
в третьем раунде Кубка Англии, это было в 1970 году. Так что мне было 8 лет, и я пошел с папой и братом моей мамы дядей Бернардом. Все в нашей семье поддерживали Портсмута. Если вы родились в Помпеях, то тогда была только одна команда, вы поддерживаете только местный клуб.
Здесь будет большая сноска, почему Портсмут превратился в Помпеи:  известная по всей Англии, филантроп Агнес Элизабет Уэстон, управляла общежитием и клубом для матросов в Портсмуте. Часто по вечерам она разговаривала с ними, устраивала культурные посиделки, пытаясь привлечь их к культуре и отвлечь от кабаков и проституток. По слухам, в 1904 году она рассказывала о древнеримском полководце Помпее Великом. Она подробно разбирала причины его падения и когда в своем рассказе она перешла к той части, где Гней Помпея убивают, один из моряков воскликнул «Бедный, старый Помпей!». Через несколько дней Портсмутский футбольный клуб проводил матч в Фраттон-парке. Они играли ужасно и когда поражение было неизбежно и соперники Портсмунта забивали уже не первый безответный гол, один из  матросов в толпе выкрикнул: «Бедный, старый Помпей!». Другие подхватили клич. С тех пор заряд «Poor old Pompey!» живет на террасах, а сам город получил второе имя – Помпеи

Я помню, что игра была в субботу в три часа, и я был так взволнован, что, встав в 9 утра, сказал: «Мы выходим через минутку», ну и все такое. В то время я жил в Лабурнум-Гроув, Норт Енде, и мы прошли на стадион через кладбище в Кингстон парке, а затем под мостом. Первое, что я помню о стадионе, — мы пошли на Северную Трибуну. Я всегда буду помнить красную дорожку петель вокруг поля, я был внизу на Северной Триьбуне, и я играл с красным песком беговых дорожек. Это навсегда застряло у меня в голове. Мы проиграли 2:1, но и они тоже были дерьмом.

Portsmouth’s 657 crew на выезде против Bradford City FC. 1980 год. © Личный архив Эдди Криспина
Portsmouth’s 657 crew на выезде против Bradford City FC. 1980 год. © Личный архив Эдди Криспина

— Когда ты впервые столкнулся с околофутболом?

Это было около 1972 года. Это был Миллуол, который приехал на Голдсмит авеню, громя все вокруг, в том числе Talbot Pub, там была жара. На матче были сильные зарубы с Куинз Парк Рейнджерс – очень жаркая игра была в этом отношении.

Замес между Помпеями и Миллуол на Голдсмит-авеню, 1981 год. © Личный архив Эдди Криспина
Замес между Помпеями и Миллуол на Голдсмит-авеню, 1981 год. © Личный архив Эдди Криспина

И это говорю я, которому тогда было 10-11 лет. Ну и впервые я увидел реальные траблы против Суонси в Кубке, я не уверен, что это был тот сезон… Но они приехали на Fratton End (гостевая трибуна на Fratton Park). Я помню, что у них был огромный лебедь на палке и Помпеи гоняли их по всей трибуне. В конце концов, этот лебедь был растоптан, так как гоняли их как надо.

В 1974 году Fratton Park стал первым футбольным стадионом в Англии, на котором были вырыты рвы безопасности между полем и трибунами, чтобы не дать фанатам выбегать на пол. «Рвы» были рекомендацией тогдашнего министра спорта и отдыха Дениса Хауэлла. «Рвы» были глубокими траншеями с толстыми бетонными стенами, вырытыми между полем и трибунами Fratton End (гостевая трибуна) и Milton End (домашняя фанатка).
Talbot Pub на Голдсмит-авеню был построен в 1896 году в стиле немецких фахверковых пивоваров, чтобы обслуживать местных жителей и тех, кто пользуется соседней железнодорожной станцией Фраттон. Построенное для пивоваренного завода Brickwood, здание по-прежнему сохраняет свою оригинальную ливрею, несмотря на то, что в 1981 году было переделано из паба в хостел. Фотография 1980 года, когда здание еще служило пабом.
Talbot Pub на Голдсмит-авеню был построен в 1896 году в стиле немецких фахверковых пивоваров, чтобы обслуживать местных жителей и тех, кто пользуется соседней железнодорожной станцией Фраттон. Построенное для пивоваренного завода Brickwood, здание по-прежнему сохраняет свою оригинальную ливрею, несмотря на то, что в 1981 году было переделано из паба в хостел. Фотография 1980 года, когда здание еще служило пабом.

— А когда ты впервые стал непосредственным участником траблов на матче?

Ну, вы можете начинать смеяться, лет в 13 / 14, я полагаю. Мы поехали в Оксфорд, думаю, году 76 или 77-ом. Помпеи всегда имели неприятности в Оксфорде. В тот раз началось с небольших неприятностей и полисы хотели вывести нас с трибун. Но часть нашей грядки осталась на трибуне и отмахивалась как могла. Я точно помню, что это было в день гребных гонок между Оксфордом и Кембриджем, так как все пели «ты можешь засунуть свою сраную лодку в свою задницу» (you can stick your fucking boat race up your arse).

Помпеи на выезде в Оксфорде © Личный архив Эдди Криспина
Помпеи на выезде в Оксфорде © Личный архив Эдди Криспина
Эдди на выезде в Оксфорде, 1985 год (крайний слева в зеленом джемпере) © Личный архив Эдди Криспина
Эдди на выезде в Оксфорде, 1985 год (крайний слева в зеленом джемпере) © Личный архив Эдди Криспина

— Чем тебя привлек футбол?

Гудежь (the buzz) и атмосфера. Ты с нетерпением ждешь всю неделю и вот приходит суббота. Это будет твой день, весь день. Рано встаешь, выходишь на улицу и наблюдаешь, как рождается день. В то время у Помпей был свой паб, сразу за территорией, которая называлась The Pompey. Мне тогда было 14 и меня не обслуживали, но я помню ту незабываемую атмосферу. У меня было несколько хороших приятелей из школы, которые тоже были в теме, мы встречались и вначале шли в паб, а потом на террасы.

Помпеи на площади вокзала Ватерлоо, выезд против Миллуола, 1984 год © Личный архив Эдди Криспина
Помпеи на площади вокзала Ватерлоо, выезд против Миллуола, 1984 год © Личный архив Эдди Криспина

— Какие из фирм 70-х и 80-х ты бы назвал наиболее организованными, опасными и активными?

Возвращаясь к началу семидесятых, когда я впервые начал ходить на футбол, это был Миллуолл. Они был движем, который я всегда помню. Мы играли с ними каждый сезон, потому что тогда мы оба были во втором дивизионе. Они всегда приезжали большими составами, и всегда казались просто огромными парнями для меня, тринадцатилетнего ребенка. Также они являются ближайшим клубом к вокзалу Ватерлоо (куда приходят поезда из Портсмунта) в Лондоне, чуть выше Лондонского моста, именно в этом районе. Для них добраться до Ватерлоо от Бермондси (станция метро где базируется Миллуолл)  займет от пятнадцати до двадцати минут. Поэтому после игры они всегда добирались до вокзала раньше нас и жестко встречали/провожали нас. Мы часто сталкивались с ними там.

Помпеи на вокзале Ватерлоо, в гости к Миллуолу, май 1982 год © Личный архив Эдди Криспина
Помпеи на вокзале Ватерлоо, в гости к Миллуолу, май 1982 год © Личный архив Эдди Криспина

Однажды мы возвращались в Ватерлоо с Миллуолла. Дело было в конце сезона, и мы заняли хорошую позицию в турнирной таблице, как всегда это делали. Мы приехала на вокзал, вышли из метро и ​​Миллуолл уже ждал нас. Несколько сотен человек, замес шел почти по всему вокзалу.  Но очень оперативно появилось несколько автобусов полиции, куча «бобби» вывалилось оттуда и стали месить всех подряд. Кровь, переломы, выбитые зубы и вывихнутые руки. Полиция еще никогда не появлялась в таком количестве и так оперативно.  Позднее мы узнали, что они были на марше против ИРА в центре Лондона, тогда как раз осудили Бобби Сэндса(пояснения в конце статьи). Гремели «грязные» и «одеяльные» протесты. Так что это было в районе 1978 года.

Массовый выезд к Миллуолу, февраль 1983 год © Личный архив Эдди Криспина
Массовый выезд к Миллуолу, февраль 1983 год © Личный архив Эдди Криспина

В другой раз, только, может быть, лет десять спустя… Есть паб за углом от Ватерлоо, Windmill, и они были там. Мы палим паб и стартуем. Я помню, как кто-то из Миллуолл валяется на полу, и кто-то бросил на него тротуарную плиту. Когда появилась полиция, они типа подняли его с кровью, стекающей по его лицу, и говорят: «Дружище, кто это сделал это с тобой?», его ответ был: «пошел на хуй, я не буду говорить с тобой, но я сделаю с ним тоже самое». Потом он просто ушел. У них всегда было шестое чувство или что-то еще, и они всегда знали, где вы будете. У них всегда было уважение к нам, а у нас к ним. Мы всегда выходили и бились и они отвечали тем же.

Миллуолл встречает Помпеи на Ватерлоо© Личный архив Эдди Криспина
Миллуолл встречает Помпеи на Ватерлоо© Личный архив Эдди Криспина

У нас был свой поезд для выездов. Год, наверное, 78 или 79, это был День Подарков (26 декабря). И это был особый день для всех нас – Миллуолл на выезде. В поезд нас набилось, наверное, 1200  человек. Мы реально свисали на поручнях. И вот мы приезжаем на вокзал, а это была старая станция, только один выход и турникеты. Начинаем ломиться и к нам навстречу из-за мосты выходит толпа. Град «говна», мы щемимся на них, через этот проход. Не знаю почему, но я заметил, что на нас движется толпа модников. Они все были очень круто одеты. Я помню, как на нас впереди всех несся парень в худи, в модной тогда baker boy cap и орал, «я сраный Джо Фрэйзер!». Постоянно вспоминаю это.

Грядка Миллуолла на поле в Портсмунте, май 1982 © Личный архив Эдди Криспина
Грядка Миллуолла на поле в Портсмунте, май 1982 © Личный архив Эдди Криспина

Но однажды мы подловили их. Это была ранняя игра в воскресенье, думаю, стартовый свиток был в 11-30. И вот мы приезжаем около 9 утра к Лондонскому  мосту на самом раннем поезде из Портсмунта и они были явно не готовы. Они просто не ждали нас так рано. Они себе в своих пабах, попивали пиво и кофе. А тут мы. И валим всех. Это был крутой день. Как потом мне рассказывали топ-бои Миллуолла, они готовились нас встречать, специально к нашему приезду заготовили бутылки с «сюрпризом» (они туда нассали), но так и не успели использовать. Чертовски крутой день.

Грядка Миллуолла на поле в Портсмунте, май 1982 © Личный архив Эдди Криспина
Грядка Миллуолла на поле в Портсмунте, май 1982 © Личный архив Эдди Криспина

Бобби Сэндс — ирландский активист, член Временной Ирландской республиканской армии и депутат Парламента Великобритании, зачинщик Ирландской голодовки 1981 года, умерший в её процессе. Бобби вступил в ИРА в 1972 году. В октябре того же года он был арестован — в его доме полиция нашла 4 пистолета, и Бобби был приговорён к 5 годам лишения свободы. Выйдя из тюрьмы в 1976 году, он продолжил своё участие в ИРА; был заподозрен в участии во взрывах на Balmoral Furniture Company, но судья не нашёл доказательств его участия. После он был замешан в перестрелке, с места которой ему не удалось сбежать; в рамках судебного процесса 1977 года его приговорили к 14 годам заключения в тюрьме Мэйз. Адвокат Сэндса Пэт Финукейн, также участвовавший в защите других ирландских республиканцев, позже был убит лоялистами.
Одеяльный протест (Blanket protest) — одна из составляющих пятилетнего (1976—1981) конфликта, вызванного отменой Special Category Status по отношению к ирландским республиканцам из Ирландской республиканской армии и Ирландской национальной освободительной армии британским правительством. Протест, заключавшийся в отказе от ношения тюремной униформы (и ношении вместо этого одеял) в тюрьме Мэйз, грязный протест — заключался в отказе от умывания, ломании мебели, измазывании стен и пола экскрементами и менструальной кровью и все это имело целью добиться выполнения следующих пяти требований:
  • права не носить тюремную униформу;
  • права не делать тюремную работу;
  • права на свободу связи с другими заключёнными, а также на организацию образовательных и развлекательных мероприятий;
  • права на один визит, одно письмо и одну посылку каждую неделю;
  • полного права на помилование (full restoration of remission lost through the protest).
Vote on This!

  • 0 Up Vote
  • 0 Down Vote

Please Login To Like this Post

Or

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here