20. А мы единственные представители фауны, которых можно уличить в занятии проституцией?

Удивительно, но это не так. Самки пингвинов частенько добывают камушки для гнезд «через постель». Те еще…

От чтения удивительной статьи в журнале «Космополитан» и опорожнения кишечника меня отвлек настойчивый вибрирующий звук.
— Бляяяя, — подорвался я было ко входу, чтобы схватить трубку, но понял, что моя миссия еще не выполнена, и прерывать её чревато серьезными последствиями, — ладно, перезвоню.
Не дали человеку расслабиться, гады, журнал почитать.
Вы спросите себя, не ебнутый ли я? Ну, во-первых, может и ебнутый, а во-вторых, не вижу ничего зазорного в чтении устарелых номеров «Космополитана» в сортире — способствует полному очищению анального чрева. Мало того, я с полной ответственностью заявляю, что кроме как в туалете, его больше нигде читать нельзя!

— Алё, Вован, привет. Звонил?
— Да, Димон. Ты завтра утром можешь подъехать?
— Ооо, информация есть? Во сколько?
— В шесть на Савеловской, куда дальше скажу потом.
— А кто?
— Ну при встрече.
— Я, естественно, в игре. Не на работу же мне в понедельник утром идти, правильно?
— Ну да. Ну все, давай, мне еще надо парней обзвонить.
— Ну давай, до завтра.
— На связи.

Раннее утро понедельника. Автобус болельщиков ЦСКА, возвращающихся с матча в Питере, подъезжает к Москве. Внутри — смесь молодой элиты, бывших фирмачей, крепких выездных и необстрелянной молодежи. Обычный, одним словом, выездной автобус…
Кто-то еще не ложился, кто-то уже проснулся, а кто-то продолжает наблюдать яркие пьяные мультики за закрытыми глазами. Ехать осталось не более часа. Даже неспящие находятся в том утреннем состоянии, когда вроде проснулся, а вроде и нет, поэтому в салоне царит тишина, лишь единицы шепотом общаются.
— Интересно, мясо будет встречать?
— Да вряд ли, понедельник же…
— Ну с одной стороны да, с другой, разве это помеха?
— Да насрать в принципе, отпиздим их просто и все. Разве только, что лень…
Оба безымянных представителя племени красно-синих фанатов молча уставились в окно, предавшись рассмотрению чудесных ландшафтов ближнего Подмосковья. Ранней весной они особенно красивы. Около частных домов уже вовсю греются иномарки, вокруг которых хлопочут с щетками заботливые хозяева в неброской одежде. Ночью выпало немного снега, видимо, уже последнего.
На подъезде к Москве дороги заполняются спешащими обогнать пробки сотрудниками офисных зданий, уже совсем светло, на улице появляются редкие прохожие. Автобус постепенно просыпается — близость к дому срабатывает лучше всякого будильника.
— Слушай, а ведь мы едем по мосту, где нас уже встречали мясники! — восклицает один из путешественников, обращаясь к другу.
— Это когда?
— Ну ты не ездил. Они тогда окружили нас со всех сторон, прямо на это мосту и давай в бас ломиться!
— И че?
— Да ниче. Не вышли мы, водила протаранил пару машин, и мы свалили…
— А че не вышли?
— Да че-че…ниче.

Мы покидаем машины и перемещаемся на позицию «встреча дорогого гостя», поближе к трапу, так сказать.
— Всем быть наготове, до прибытия рейса осталось 10 минут, — доносится команда уполномоченного лица.
— Так точно, — скалимся.

Свежее весеннее утро, температура близка к нулю. Редкая толпа спешащих на заводы и фабрики людей плавно огибает выбравшихся из подвалов за опохмелом людей б.о.м.ж. и катающих тележки таджиков. Троллейбусы работают в треть нагрузки.

— Антох, посчитай всех.
— Тридцать восемь.
— Нда, маловато, может не хватить. Ну да похуй.

Автобус плавно причаливает к метро, останавливаясь метрах в тридцати от подземного перехода. На остановке сидит одинокий паренек с объемной сумкой. На ногах у него — широкие спортивные штаны и расхристанные «Тимберленды». Также он украшен дутой курткой и кархартообразной шапкой. Типичный студент или районный объебос. Из тела четырехколесной гусеницы с окошками начинают медленно, разминая затекшие суставы, вытекать армейские массы, вынося за собой свои пожитки и стеклянную тару. А кто-то выносит и сдавшихся лишь под утро друзей. Типичная послевысадочная тупка прерывается, как вы уже догадались, небольшой группой людей, просочившейся между двумя круглосуточными магазинами…
Среди болельщиков ЦСКА время на секунду замедляет свой ход. Компания неизвестных людей, но с известными намерениями, медленно, словно густая лава, течет в их сторону. Околофутбольная матрица во всей своей красе!

— Дава-а-а-ай! — и время ускоряется в сотни раз, что глаз не успевает выхыватывать картину. Часть людей, что помоложе, сразу же стартует в переход, но тут же, опешив, бежит обратно — в переходе расположена группа прикрытия. Кто-то с выражением безысходности и внезапно накатившей душевной усталость встает поближе к самым надежным своим друзьям, говоря себе под нос:
— Ну давай…
Кто-то продолжает спать в автобусе, кто-то, словно кролик перед удавом, зависает на несколько секунд. Водила моментально вспоминает красочные рассказы своих коллег, уже сталкивавшихся с взаимоотношениями фанатов наяву:
— Блядь, ну говорили же мне! — кидает он в сердцах и пристально смотрит в эпицентр. Главное, чтобы автобус не поломали.

Первые ряды сходятся, но неизвестные личности почему-то входят в стык не с ударами, а по-борцовски, в бедра…
Паренек на остановке, вы ведь поняли, что я его не просто так приплел, понятное дело, скаут, но не только. Он расстегивает баул, достает оттуда свою гордость — найденный на даче китайский магнитофон со светомузыкой и на всю громкость включает кассету, с многократно записанной одной лишь песней:
— Бас-бас-бас это хардбас! Все в спортивках Адидас! И на Найке пацаны! Слушают хардбас-басы…
Неизвестные люди, на поверку оказавшиеся фанатами, естественно, Спартака, поднимают своих партнеров за поясницу и пускаются в пляс, водят хороводы 1х1. Тут и кони перестают принимать попытки драться, понимая, что их не бьют. Так зачем же бить в ответ, тем более, если все мы русские? Словно подтверждая конские мысли, в воздухе гремит заряд:
— РУССКИЙ, ПОМОГИ РУССКОМУ!
После которого каждый мясной берет себе по коню, а самые здоровые и по два (Вован себе на два плеча положил спящего, а в руку взял его рюкзак, так и понес!), ведут их по машинам и развозят по домам в целости и сохранности, заодно давая прослушать композиции групп «Коловрат» и «2517″.

Так и было отвечаю, сам двух коней отвозил — в Коньково и на Юго-Западную!

Vote on This!

  • 0 Up Vote
  • 0 Down Vote

Please Login To Like this Post

Or

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here