На массивном столе сквозь тусклый свет виднелась выцарапанная надпись ACAB. Вечерний приют фаната под названием бар «Красный Восток» в этот день был немноголюден. Матч с Крыльями перенесли на понедельник и лишь горстка авантюристов была готова на приключения. А посмотреть, конечно, было на что. Летом 2005 в Самаре произошла драка местных фанатов с приезжими. Засады, фаера и несколько ножевых был итогом встречи. Испытать прелести новой встречи желали не многие.
«Ну че, мы газель даже не набираем?», – говорит Кейджик. Модная салатовая рубашка в мелкую клетку и серая кепка UMBRO в полумраке особо неразличимы.
-По итогу имеем 11 парней, есть еще 4 места, но даже при этом мы не уложимся в бюджет. Пирог допивает уже третью кружку пива и идет за следующей.
-Ашхабад, че придется девченок брать? Ты что думаешь?
-Даже если возьмем их, то где найти бабки на газель?
«Придется закладывать телефон, но только потом чтобы все скинулись на его выкуп», — молвил П., осушая пластиковый стакан.
-Конечно, конечно кивают остальные.
На следующий день наша троица идет на жд вокзал, чтобы оплатить Газель. Только устная договоренность с водителем по имени Андрей. Его рост даже с табуреткой был далек от среднестатистического. Марийский гигант думал, что повезет футбольную команду на турнир в соседний город. Привокзальный ломбард выдал кэш за Nokia, и мы ударили по рукам. Выезд будет без вопросов.
Я как то пропустил момент, когда Андрей понял, что все пассажиры-спортсмены поголовно алкаши. ТССС,ТСССС звуки открывающегося пива и хруст кириешек вместо завтрака. Среди нас совершенно случайно оказался пассажир с крайне ценным грузом. Это был Илья Федоровский, журналист, который опоздал на клубный автобус для персонала, но успел затесаться к нам. В его сумке звенело несколько бутылок водки.
«Сало на закусь пойдет?», – хриплым голосом поинтересовался Илья.
-Пойдет, пойдет.
Наша маленькая лошадка бодро летела сквозь бежевый снег марта. У акулы пера с собой была магнитола, из которой неслись хиты русского рока. Возлияния рекой, не хитрый стол, накрытый на одном из сидений привлекал внимание путешественников. Боевой выезд, грозящий ножевыми? Нет, не слышали, море по колено.
«Кто такой советский десантник?», – пьяно кричал Заинск.
-Ты чего водку не закусываешь?
«Я сало не ем по религиозным причинам», – отвечал деревенский татарин, качаясь между сидениями. Крайне забавный персонаж был этот Заинск. Его русская речь вперемешку с татарскими вставками наполнена различными афоризмами блатного фольклора.
-ЭЭ,абый, ты знаещь ведь, какой бы ни был бык на банке пищеца туЩенка…Акцент добавлял мудрым изречениям непередаваемый антураж и шарм. Татарский полублатной Surrealism мог быть одной из достопримечательностей в руках умелых маркетологов и заменить надоевший чак-чак. Золотой словарный запас Республики.
На подъезде к Самаре было решено перекусить. Целый день без нормальной пищи давал о себе знать. Пирог лежал в сугробе, как павший воин лицом вниз. Выезд для него уже закончился. Нехитрые рисунки украшали тело будущего ЗОЖника, татуировка для бедных с помощью женской туши и маркера.
На матч мы опаздывали как минимум на тайм, что в принципе никого не расстраивало. «В город въехал –выезд засчитан» – железное правило фаната-алкаша. Самарский стадион был на то время одним из самых «диких». Не только фанаты, но и кузьма показывали нам средние пальцы и прочие прелести нашего будущего. Горстка приезжих фанатов смотрелась, точнее не смотрелась вообще. К сожалению, моя память уже не воспроизводит все моменты пребывания на стадионе, поэтому мы перенесемся немного вперед.
«Баррикадируемся!», – кричал Морда, забегая в кафе подле села Красный Яр.
Сквозь окно виднелся наступающий моб крыс. Пуфики, стулья, бутылки были у нас в руках для встречи желающих присоединиться к нашей трапезе. Ленчику не хватило тяжелого вооружения и в каждом кулаке он сжимал солонку и перечницу. Нож, больше похожий на шамшир придавал оборонявшимся уверенности.
Удар битой, еще, еще и стеклянная дверь отправляется в сорную корзину истории. Янги вбегают по узкому проходу в кафе лавируя между летящими снарядами. Женек цепью держит дистанции, сзади поддерживают бутылочные артиллеристы. Пиво фантанами разбрызгивается ударяясь об стену. На левом фланге в баре идет дуэль: нож против биты. Удары в пространство, имитация. Перечницы и солонки закончились, в крыс летит салфетница. Треснутый аквариум струит ручейком. В центр вбегает Илья вооруженный напольной вешалкой. Чингачгук запускает орудие в толпу. Атака захлебнулась и крысы пытаются перегруппироваться, но второй волны уже не будет. Путь к выходу преграждает перевёрнутый холодильник с пивом, который обеспечил нас бухлом на обратную дорогу. «За счет заведения», – кричит мне Ветер, и мы чокаемся бутылками.

Vote on This!

  • 0 Up Vote
  • 0 Down Vote

Please Login To Like this Post

Or

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here