Media posted by

Курорт. Провинциальная история Хэ

Курорт. Провинциальная история Хэ

Уважаемые подписчики, особенно те, кто давно с нами!
Выражаем огромную благодарность за ваше участие в помощи при сборе денег на короткометражный фильм «Курорт. Провинциальная история Хэ», многие кидали деньги просто на пиво парням из «киноэкспедиции» в Орел. Спасибо тем, кто помогал с реквизитом, тем кто приносил что-то, рисовал, скидывал в личку эскизы, всем неравнодушным к малобюджетным проектам.
Спасибо актерам массовых сцен, тем кто смог найти время и привезти с собой друзей. Спасибо всем, чьи имена попали в титры или не попали по каким-то причинам. Тем кто репостил, интересовался и помогал создать информационный повод. Отдельная благодарность магазину RUSULTRAS за самый весомый финансовый вклад в создание данного некоммерческого кино!
Спасибо парням за саундтрек и тем, кто принимал участие в озвучке!
Фильм должен был быть показан на фестивале «Дух старой школы», который был отменен по независящим от нас обстоятельствам. Только после Фестиваля мы планировали выложить его в сеть. Видимо этот день настал!
Приятного просмотра!
P.S.: Ниже так же опубликованы фильм о фильме от одного из актеров — поэта Димы Антиосова и отчет о съемках от автора сценария, админа нашего паблика, который так же сыграл одну из ролей в фильме — Александра Дыма.

Художественный фильм «Курорт. Провинциальная история Хэ» 18+

Провинциальная история ХЭ (Курорт, 2016) — ФИЛЬМ О ФИЛЬМЕ. 18+

Дым — Каникулы в Попадайске

Огромная кухня хостела и наша шумная компания в сборе, прошел очередной съемочный день. На диване сидит уставший за день от нас Иванец, он что-то рулит по процессу. Второй режиссёр Саша Иванова слушает его очень внимательно и записывает. Рядом негромко переговаривается хардкор — рыжебородый викинг Макс Хапыч и добродушный гигант Костя Москва. Вечно неугомонные армейцы Новиков и Зигзаг кричат через всю кухню Крылу про братское сердце. В глазах рябят сложные и красивые татуировки. Мы с Федором, хлебнувшие вместе, гоняя в старые времена за Я, поддерживаем парней во всю глотку. Мясники смеются. Дима Антиос широко улыбается, глядя на бесцельно бродящую по кухне со стаканом в руке фигуру Славика. Слава неизменно вызывает позитив. Горбун опять скандалит, и всё опять превращается в шутку. Леша даже скандаля, неизменно по своему позитивен. Здесь все разговоры приводят к долгому смеху. За спиной у раскрасневшегося довольного Нильса открывает окно неугомонный Володька Колосов в индийских цветастых штанах – того парня и не узнать, Стрём здорово вырос со времен Околофутбола. Ваня Фоминов говорит о театре с Дашкой Халеевой. Оператор Антон рассказывает мне про приемы короткого метра. В дверях уверенно и гулко гудит своим басом Мишаня с неизменным пивом в руках. Олег в сдвинутой на лоб маске Дарта Мола скромно ест в уголке салат. Переотдыхавшая с нами костюмерша Кристина отрубается на диване. Всех и не перечислишь. Все такие разные – и так органично дополняющие друг друга.

Смех, все обнимаются и угорают. В воздухе облаком висит искрящееся доброй энергией настроение. Мы вместе — и нам хорошо. Здесь нет лишних. Те, кто надо, здесь. За одним столом люди, в биографии которых опыт самых разных движей: Ю и Я, Capitals, K.I.D.S., Flints Crew и Школа, Orel Butchers ,N-troop и Туки, золотой рок-голос торпедовского фанатизма и многие другие. Кони наливают мясникам. Торпедон передает покушать динамику. Половине съемочной группы вообще плевать на фанатизм. Парни и девчонки входят и выходят, смех, приколы, песни во всю глотку. Это броуновское движение будет продолжаться до утра. Банда гуляет только так. До первых признаков потери сознания.

**

Я буду вспоминать эти дни до старости. Это было, словно попасть к родным после долгой разлуки.

Лучшее в жизни всегда происходит неожиданно. Так было и тут. Всё началось неожиданно.

В сентябре Иванец попросил привезти мои книги, чтобы посмотреть и подумать, можно ли сделать из них какой-либо сценарий про фанатов. После часовой беседы тема с книгами была отброшена: я ехал домой и в голове рождался абсолютно новый сюжет – история дикая, но основанная на некоторых исторических событиях и тарантиновском драйве.

Около месяца я спал в среднем по 3-4 часа в сутки, создавая мир «Провинциальной истории Х». К октябрю сценарий короткого метра был готов. Еще пару недель заняло доделывание сценария.

Снимать хотели в ноябре, но финансирование пришлось искать немного дольше. Когда спонсор на половину бюджета был найден, Гриша принял волевое решение – снимать, не отступать и не сдаваться, бьемся до победного. Руки взлетели к небу. Тянуть было опасно — и мафия затеяла дело, выкручиваясь по ситуации. Это был отчаянный и решительный штурм!

Многие актеры и оборудование были найдены буквально в последний момент. На хорошее световое оборудование денег не хватало до последнего: мы выгребли всё из карманов и заначек, и обратились за помощью к фанатскому сообществу. Спасибо всем, кто поддержал в трудную минуту. Без вас бы кино не было!

Местом съемок был выбран Орел, и неслучайно: много друзей у съемочной группы в городе, цены, годные локации, хорошая связь с местными – все это немало помогло в дальнейшем.

И вот день икс настал. Мы уезжали на машинах по отдельности. Иванец поехал заранее на разведку и подготовку.

Наш экипаж встречался в метро: Федор, Антиос, Ширинкин и я. Я приехал взмокшим, но в боевом настрое – в моем глухом замкадье пришлось бежать на собаку пару километров со здоровенной спортивной сумкой, чтобы успеть к парням. И я заскочил в двери в последний момент. Иначе бы ждать еще 40 минут. Опаздывал сначала только я, но по итогу со значительным отрывом меня «переопоздал» Слава.

Аня, жена Федора, выступила спонсором кофе и бутербродов в дорогу, кои нас немало взбодрили, но, не проехав и сотни километров, стало ясно, что не они станут главным блюдом этой дороги. Я ехал с настроем, что пить вообще не буду. Мне же нельзя. Ну если только чуть-чуть. Ага. Щас.

На сцене появилась полуторалитровая баклашка фирменной антибехеровки Антиоса. Всю дорогу до Орла Федор с интересом наблюдал, как в его машине стремительно нажирались поэт, писатель и рок-звезда. Все мы впервые попали в подобную компанию и довольно быстро начался огонь. Мы пили и говорили обо всем на свете. Говорили и пили. Темы и истории были просто огонь! Под конец у Димы начал заплетаться язык и он не мог выговорить многих слов. Заряженный антибехеровкой Слава на одной из стоянок ушел во тьму Тульской области и вернулся из неё с грязной лопатой в руках, швырнул в машину, прыгнул следом и издал клич – поехали! Ехать на лопате пришлось мне, незадачливому соседу. Геометрия салона, лопаты и разница в занимаемом Славиком и мной объеме не оставляли выбора. Трое в лодке, не считая лопаты. В Орел я въезжал как настоящий ведьмак. Только ведьмы прилетают на метлах. А я прилетел по-мужски — на лопате рок-звезды.

В хостеле творился веселый пьяный ад. Все вперемешку. Кони, мясо, динамо, торпедо. Бухло рекой. На лестнице вечный кумар. Леденящие душу вопли и бодрящие заряды. Те, кто благоразумно нажрался в лоскуты, смогли поспать. Я же лил в себя синий яд и никак не мог уснуть. Бывают такие дни, когда пьешь – и будто в никуда.

И я сразу влюбился в эту атмосферу!

1 съемочный день.

Все понимали, что будет тяжело. Все попытались лечь спать. Но, как это всегда и бывает, кому-то не терпелось пошизить. В первую ночь это были мы – кони. В съемочной группе мы составляли самую большую диаспору – 6 человек, поэтому неугомонность Крыла, Зигзага и Новикова зажгла всю нашу красно-синюю общину. Все остальные мирно сопели, когда в тишине комнаты прозвучало сакраментальное Крыловское:

— Доброй ночи, ЦСКА Москва!

Все тут же по очереди начали отвечать:

— ЦСКА Москва, доброй ночи!
— Доброй ночи, ЦСКА Москва!

Эту фразу без перерыва по очереди в ахуевающей от нашей самобытности спартаковской тьме мы вшестером повторяли около часа с неизменной доброжелательностью и братской любовью друг к другу. Периодически Новиков и Зигзаг на втором ярусе надо мной начинали драться в темноте шконка на шконку, отчего весь наш отсек ходил ходуном. Потом было конское пати на лестнице. Стопари на кухне. Хоровое армейское пение в коридоре. Жгли до упора.

В общем, в ту ночь я поспал два часа в лучшем случае.

Утро перед первым съемочным днем было кошмарным. Половина парней болела, половина спала на ходу. Меня колотило. На улице был сильный мороз, и мы напялили на себя все возможные шмотки. Некоторые на видео драки в начале могут показаться пузатыми и горбатыми – это от кучи поддетой одежки. У меня на спине под одежду было заправлено два капюшона. Даже горбиться не надо.

Для меня эта драка у заброшенного цеха стала тяжелым испытанием. Это место было буквально каким-то полюсом холода! Ноги у всех превратились в ледышки. Немного помогла согреться сама драка, она доставила немало приятных минут и нам, и орловским парням.

Потом была сцена отъезда из Попадайска. Гример нарисовала всем разбитые лица, и мы принялись дальше вживаться в свои образы. Олег на глазах срастался с маской Дарта Мола. В целом, не считая околевшей от холода съемочной группы, бегавшей как заведенные от микроавтобуса в автобус съемочной группы, все прошло почти без осложнений. Разве что не смогли сразу закатить микроавтобус на эвакуатор для съемки одной сцены – сломалась лебедка.

Последняя на тот день сцена снималась в Орле, и собрала немалую толпу местных. Подъехал Нильс, игравший одну из ролей в этом эпизоде. Местные фотографировались с Бритвой и Ярым. Ближе к полуночи всё наконец-то сняли и поехали с гостиницу.

Меня чуть не забыл автобус. Я выбежал отлить, и вдруг, повернув голову, обнаружил, что наш автобус уезжает! А я всё не мог остановиться. Не бежать же по темному орловскому двору со струёй наперевес! К счастью, я быстро овладел ситуацией и побежал, что есть сил. И я успел его догнать!!! В этой поездке я вообще всегда успевал.

В хостеле вечером половина погасла довольно быстро, но нашлись крепыши, которые ударно продолжили алкомарафон.

2 съемочный день.

Для нас день стал разгрузочным. Наш состав снимался с 4х часов, до этого снимали другие сцены. Мы выспались, покушали, полегче оделись и помчали. Вернее, крепко выпили на улице в течение часа, ожидая автобуса – и помчали. Братские сердца были пропитаны виски и ромом с клюквенным соком, царило тотальное взаимопонимание.

В дороге мы исполнили массу народных песен и перлов фанатского творчества. Традиционно, не обошлось и без Есенина 

Обед и съемка одной из сцен происходила прямо в действующем пабе с весьма демократичными ценами. После того, как наш второй динамик, звукарь Андрюха, пробил крутейшее вишневое пиво, вслед за ним добрая половина состава, включая меня, принялась бухать его безостановочно. На протяжении нескольких часов Иванец снимал, наблюдая как его съемочная группа стремительно уходит в Вальхаллу. Впрочем, он наблюдал это практически каждый день.

Последнюю сцену сняли без особого напряга и в хостеле устроили мощнейшую пьянку. Наши спортики развязались и принялись заливаться. Это была жара.

Я выпил самогона в номере с Костей Москвой и его другом, а затем повстречался в коридоре со своими двумя героями. Подполковник и полковник. Они тормознули меня и прямо в коридоре сыграли свою сцену. Я поверил игре и пришел в отличное расположение духа. Однако постояльцы этого не оценили, из номеров вышли по очереди Костя и Даша, попросив продолжить нашу антрепризу где-нибудь еще. Мы с Романом пошли на лестницу. Там курило трое наших.

На лестнице Рома как заорет:

— ВСЕМ СТОЯТЬ! РАБОТАЕТ ОМОН!!!

Я аж затрясся. Трое курильщиков со словами «Мы все поняли! Ну вас нахуй!» реально поломились от нас!!! Это было потрясающе.

Я засыпал, когда почувствовал, как вибрируют от ударов стены. Всё буквально тряслось. Cквозь доселе надежно изолирующие мой слух беруши в ушах, плотно прорезался высокочастотный нечеловеческой мощи вопль: «ДИ-НА-МО! ДИ-НА-МО!». Меня этот заряд как всегда успокоил, и, поразившись силе голоса Макса, я уверенно продолжил засыпать.

В 4 утра Крыл встать попить и обнаружил на пустой кухне звукаря, который медленно опускал себе в рот и рассасывал чайный пакетик. Старый армеец потом долго вспоминал эту картину и глаза его становились тревожными. Даже ему, человеку опытному и бывалому, стало глубоко не по себе.

И это были только цветочки перед тем, что случилось далее.

3 съемочный день.

Первую половину дня мы провели в подвале. Все надышались пыли и изгадили одежду и обувь. Вовка Колосов в своей сцене пропорол спину об какой-то ржавый штырь.

Полуголая Таня Шмелева вызвала дикий ажиотаж на площадке. Её трахало глазами одновременно не меньше двадцати человек, кто-то пытался и лапать. Часть происходившего на съемочной площадке сложно было охарактеризовать как-то иначе, чем слет любителей сексуальных извращений.

Перерыв. Парни, которые играли бдсм, стоят, слушают, смотрят на то, как все едят и пьют. Денис (один из них) задвигает:

— Вместо тысячи слов. Нам бы два стакана….

В битве с синим змеем в какой-то момент лишился сознания Славик и кульком обмяк в автобусе. За ним в синюю пучину безмолвия ушел Антиос. Тем не менее, в нужных местах они отчасти сняться успели и выглядели реально перегоревшими от радости встречи с кинематографом людьми, поэтому сильно ругать коллектив их не стал. Братские сердца всё поняли и в целом простили.

Вторая половина дня оказалась куда круче. Мы снимали погоню и штурм ворот автосервиса. На улице был трескучий дубак и все снимали стресс бухлом уже на автомате. Толпа орловских с заботливо заготовленными Горбуном арматуринами, палками и битами в руках стояла наготове. Слава и Антиос взяли себя в руки и вышли работать. В автобусе с нами забухали орловские батчера.

Для меня штурм ворот вошел в топ-3 впечатлений от того, что мы исполняли. Когда они налетали на ворота, которые мы захлопывали в спешке, было полное ощущение, что там толпа, которая на самом деле хочет нас угробить. С воплями ‘’Держать строй! Навались!’’, мы удерживали всем телом ворота, которые ходили ходуном от ударов и напора. Потом нам рассказали, что были моменты, когда ворота начинали буквально заваливаться на нас! Мы, конечно же, своё отстояли. Все выходили с этого эпизода в восторге! Так правдоподобно это ощущалось.

После первого дубля Новиков возмущался. Горбун притащил на съемки увесистую деревянную булаву с шипами, которую Дима никак у него не мог забрать – это был подарок Новикову на ДР. В первом же дубле один из орловских засадил ей по воротам так, что булава разлетелась на несколько частей!

Еще мы очень неплохо потанцевали на улице. Колосов умеет изображать голосом драм-машину и бит-машину, он зарядил нам неплохой биток. Плясать на морозе – милое дело. Спасает и поднимает настроение.

Сняли, массовка разошлась. Несколько олдовых орловских парней осталось с нами пить. Один из них в синем угаре грохнулся на улице и сломал ногу в двух местах. Он был огромным, больше 100 кг, и нам стоило огромных усилий поднять его с земли, чтобы он себе ничего не отморозил. Хорошо, что его сразу нашли и что Макс оказался недалеко и смог сказать, как правильно его перекантовать. Скорая ехала час, все это время наши дежурили рядом с ним и помогали быть в себе.

Вовка Колосов встретил свой 25й ДР прямо во время съемки. Костя Москва его немного подергал за уши, и мы покричали «Хэппи Бездей». Слава Ширинкин в это время подружился с двумя местными собаками. Он очень трогательно любит животных. Последняя сцена в тот день также очень запомнилась пронзительными криками боевого дельфина, которые периодически издавал изрядно подмерзший Ваня и боковым зеркалом машины, которое кто-то из наших снес на бегу в угаре.

Досняли, двинули назад.

Только тронулись, Наташа говорит мне:

— А у нас тут чужой в автобусе!

Я обернулся. Сзади меня под одеялом сидит какой-то незнакомый парень. Наши все смотрят на него и не могут понять.

Нильс навис над типом и приступил к допросу. Тип сознался, что залез погреться, а потом просто решил поехать с нами за компанию. Мы и угорели, и ахуели от такого расклада. Это было по-своему дерзко и как-то прямо феерично. Незваного гостя не тронули, привезли поближе к цивилизации и отпустили на волю в орловскую ночь.

Ночью в хостеле отмечали ДР Володи. Крики, веселье и бухло рекой. На лестнице Амстердам и Бродвей в одном флаконе, огромная толпа буквально на полутора квадратных метрах.

Слава и Димон приехали чуть позже, они умудрились реально порамсить в городе с какими-то гопарями и прессануть их. Заехали по дороге взять пивка, ага-ага.

Антиос был в синей Вальхалле. До кухни автопилот и братская помощь его довели. Там он отрубился на всю ночь в углу дивана, прямо в куртке, не раздеваясь. Только кроссовки благоразумно покинули его ноги. Возможно, с чьей-то помощью.

Той же ночью произошел блестящий поэтический бенефис. В какой-то момент Костя с Максом начали кричать:

— Тихо! Тихо! Сейчас Антиос прочитает нам стихи.

Все замолкли.

Макс сказал:

— Дима, давай! Похлопаем!

Все похлопали и внимательно стали разглядывать Диму. Дима сидел в одиночестве в углу, голова упала на плечи, руки болтаются. Тело было с нами, но разум где-то далеко. Он был в своей синей вселенной. На кухне воцарилась звенящая тишина.

Минуту всей толпой мы молча смотрели на Диму, изредка почтительным шепотом вклиниваясь фразами типа: «А вот это место особенно сильное!», «Ну как читает, а?? за душу берет!».

Потом Дима сорвал оглушительные аплодисменты и гомерический хохот. Он выступал в ту ночь так трижды. Каждый раз с сумасшедшим успехом. Ржали как ненормальные. Пришли к выводу, что в таком состоянии Дима может вписаться в любую компанию и найти общий язык с кем угодно. Душа компании. Рубаха-парень.

4 съемочный день.

В хостеле изначально жили только мы, но примерно в середине сьемок там остановился лучник. Он приехал на соревнования по стрельбе из лука в Орел. И имел несчастье положить свои продукты в холодильник.

Утро наша съемочная группа начала с того, что сожрала яйца и сыр этого лучника из холодильника. Лучник поехал стрелять голодным.

Собравшись, выдвинулись на место.

И словно опять окунулись в молодость. Прямо на камеру бухаем толпой в сквере. Орем.

Слава перед съемками пошел пропустить стаканчик с Мишаней. Через час его случайно нашел на остановке неподалеку один из орловских. Слава был в одном свитере и плохо ориентировался на местности. Привел к нам.

Гриша его увидел и возмутился:

— Где твоя куртка!?!!

Слава смутился, развел руками и был немедленно отчислен с вечеринки приводить себя в порядок в автобус.

Через два часа начались съемки основной драки у клуба — вот там он уже был в порядке и жег за всю хурму. Бегал по площадке, бодал всех с разбегу исподтишка и был готов к любому контакту.

Надо отдать должное орловским парням. Это была тяжелая сцена. Мороз минус 20. Все в легких кроссах, многие в коротких куртках.

Несколько часов подряд на камеру в разных ракурсах мы раз за разом забивали их в сугробы. Им пришлось много поваляться на морозе. Кино требует жертв, и парни вынесли все очень стойко и достойно.

Потом была сцена побега по лестнице, больше похожей на ледяную горку.

Сначала хотели убегать по реке, но первый же дубль показал, что это плохая идея.

Мы выскочили на лед и понеслись, когда донесся отчаянный вопль Володьки:

— Стоим! Назад! Назад!

Со всех сторон донеслись голоса:

— Тут мокро!
— Лед, тонкий!
— Назад, парни!

Под ногами хлюпало. Лужи. Тонкий лед. Проталины. Очевидно, в этом месте в реку сбрасывались стоки, какой-то теплый коллектор. Даже в такой дубак лед был чисто декоративным. Некоторые влетели и промочили ноги. Вовремя остановились.

На секунду я замер и в голове пронеслась сцена с белкой из Ледникового Периода: треск под ногами, все в ахуе переглядываются, трещина разрастается во все стороны, чей-то грустный голос в орловской ночи сочно произносит сакраментальное «Вот и снялся, блять, в кино!», оглушительный треск под ногами и все одновременно летят под лед.

Провалиться под лед толпой в такой мороз – это был бы ахтунг!

Мы не провалились, но очень аккуратно вернулись назад и дальше доснимали все на твердой почве.

В хостеле вечером снова была жара. Володя Колосов на лестнице читал рэп вживую, Аня медленно танцевала рядом. Зигзаг подкалывал мясников. Я погадал по руке нашей «хлопушке» Кате. Все время что-то происходило. Бухло лилось опять рекой.

В четвертую ночь мы смотрели «Околофутбола». Потом пошли спать. Только легли, Крыл говорит:

— Достал меня этот пердолет!

Мы проорались с этого слова и спрашиваем:

— Что за пердолет?

А он говорит:

— Ну этот хуй, который сидит там на кухне с этим хуем, который водку забрал!

Антиос с Горбуном пошли посмотреть, и пили с ними еще часа два.

Парни снова не спали половину ночи.

5 съемочный день.

Самый отрывной. Мы снимали сцену с танцами в клубе.

Перед началом съемок произошел весьма шокирующий эпизод. Со Славиком и Крылом мы пошли в гримерку пить паленый коньяк. У Славы был с собой стаканчик, в котором он развел аспирин.
Из него мы и запивали.

«Что-то горько», — сказал Крыл.
«Это аспирин», — ответил Слава.

Я запил вслед за ними. Это было пиздец как горько!

Потом прибежал Степа и заорал:

— «Вы что делаете??? Вы ебанулись??!!!??? Ты развел аспирин водой из дым-машины??? »

И тут мы поняли, почему так было горько. Это была химическая вода из машины для генерации дыма!!! Слава налил ее себе, чтобы развести аспирин. Это был шок. По итогу в каждого из нас запихнули кучу таблеток активированного угля и все остались живы.

Теперь у нас закрытый клуб. Тех, кто запивал паленый коньяк жидкостью из дым-машины.

А в клубе поплясали отлично. И спели. И потискали заечек. C заями для медленных танцев вышло много угара. Кому-то достались клеевые молодые девочки, кое-кто загарпунил кита, Крыл закружил в танце зрелую и опытную женщину, а Слава решил и вовсе отказаться от медляка. Все наслаждались от души.

И вот момент настал. Мы досняли всё.

Ночью в хостеле была эпическая мегапьянка до утра — «шапка». Снова творилось множество всякого, без перерыва летел смех и повсюду мелькали наши счастливые лица.

Десятки часов мы мерзли, бегали, прыгали, дрались, пели и танцевали. Стали друг другу почти родными за пять дней. Подьем фантастический. Финальный аккорд был достойным.

Жгли яростно. Антиос был в сознании и читал стихи вслух, было очень круто. Жгли до рассвета. Все полыхало и всем было по кайфу.

Дорога назад была огненной. Лопату из машины я отчислил. Федор полдня не решался сесть в машину, фонило не по детски. Поэт с рок-звездой снова накидались. А я опять бежал на последнюю электричку – и снова запрыгнул в двери буквально в последнюю минуту.

*—*

Немного личного. Для меня эта поездка стала колоссальным опытом. Дала мне новых друзей и новую мотивацию. Кино – это действительно потрясающе.

А еще я испытал доступное лишь Творцам удовольствие. Видеть, как придуманное тобой обретает живые контуры. Очертание. Наполняется жизнью и энергией реальных людей. Это запредельное чувство.

Каждый день я ходил по площадке – и мне до конца в это не верилось. Это выше телесного кайфа. Настоящее волшебство.

И я верю – еще вернусь в этот мир. И снова будет большая кухня и веселые голоса друзей рядом. Голос про мотор и хлопок. Движение. Начали.

Всё то, что мы так любим.

Александр Дым & Коллектив. Орёл. 21 – 25 января 2016 года.

Vote on This!

  • 0 Up Vote
  • 0 Down Vote

Please Login To Like this Post

Or

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Facebook Comments

Самое свежее

FB Like Box

Search